Казахстанский гроссмейстер Муртас Кажгалеев о шахматах и не только

В среду вечером, по дороге в московский аэропорт «Шереметьево», я смотрел новости про грядущий ночью тай-брейк Карлсен - Карякин. Неожиданно, молодой мужчина, сидевший рядом, спросил: «Как думаете, кто победит сегодня?» 

Битва в Нью-Йорке за звание чемпиона мира вернула шахматы на новостные ленты СМИ и стала событием, вышедшим далеко за рамки обычного круга любителей Игры. 

Матч держал в напряжении от начала до конца. Долго, первые 7 партий, на табло светились нули – никто не мог отличиться, хотя голевые моменты были у Карлсена в 3 и 4 партиях. 

Норвежец давил, нагнетал, но в 8-ой партии заигрался, потерял контроль над собой, и оказался в сложной позиции. Карякин использовал почти случайный шанс и красиво победил. Он повёл в счёте, и более того, был близок развить успех в 9-ом поединке. Но не получилось. В опаснейший момент богиня Каисса улыбнулась чемпиону и спасла Магнуса.

Карлсен поймал удачу за хвост, и в фирменном удушающем стиле отыгрался в 10-ой партии. Правда, Сергей в ходе роковой для него встречи упустил возможность сделать ничью, но не решился пойти на красивую комбинацию с вечным шахом. Близость мечты сковала россиянина, гигантского напряжения он не выдержал, зажался и проиграл. 

В предматчевом обзоре я сравнивал шансы игроков с футбольным Реал (Карлсен) – Атлетико (Карякин), а игроки удивительно точно выдали шахматную версию финала Лиги Чемпионов 2014 года. Тогда Серхио Рамос сравнял счёт на 93 минуте, а в овертайме разбушевавшийся Реал забил ещё 3 гола.

Так и здесь – проиграв за 2 тура до финиша, Карякин себя приговорил. Фаворит имеет право на ошибку, аутсайдер – никогда. На финише норвежец был непобедим. Двенадцатая партия – позор скандинава, но об этом позже. На тай-брейке из 4-х быстрых партий игра шла в одни ворота. И финальная концовка от Магнуса – великолепна. Красивейшая жертва ферзя форсировала неизбежный мат и сохранила звание чемпиона за Карлсеном.

Он победил заслуженно в очень трудном матче, где Карякин показал себя стойким бойцом и великим мастером защиты. Недаром, уже во время 4-ой партии в Интернете пошла гулять шутка, что Владимир Путин назначил Сергея министром обороны, а в последний день голландский гроссмейстер Аниш Гири назвал его чемпионом мира по защите. Карякин сыграл на свой максимум, но чтобы выиграть корону нужно было головой пробить крышу.

Матч вызвал в мире огромный интерес. Особенно в Норвегии и России – садясь в самолёт, я вдруг увидел «Известия», с фотографией Сергея на первой полосе. Многие сайты и каналы на Youtube комментировали партии в прямом эфире и собирали многотысячную аудиторию. 764 000 зрителей (20% населения страны) собрал норвежский телеканал NRK во время трансляции тай-брейка. Моя лента в Facebook кипела от волнения все 3 недели.

Шахматисты о таком успели позабыть. Последний раз всеобщий интерес был заметен в 1997 году во время поединка Каспарова с компьютером. А люди со стажем вспомнят, и матчи Карпов – Каспаров, и противостояние Карпова с беженцем из Союза Корчным, и Фишера со Спасским. Чтобы знать Ботвинника, Таля, Смыслова, Петросяна – надо быть пенсионером или фанатом шахмат. 

Золотой век шахмат пришелся на времена «холодной войны» и на начало перестройки, когда гроссмейстер олицетворял стоявшую за ним систему. Победа и поражение воспринимались куда острее, чем результат игры, где 16 белых фигур противостоят 16 чёрным. Это преподносилось, как победа Добра над Злом – с обеих сторон. Топ-шахматисты были суперзвёздами, а призовым фондам завидовал Уимблдон. Например, два легендарных «Ка» разыграли в 1990 году 3 миллиона долларов, а Фишер со Спасским в 1992 и вовсе 5 миллионов. В 2016 году два других «Ка» разыграли 1 миллион евро – не забудьте об инфляции и сравните. 

Но, как только вместе с падением «железного занавеса» политика убежала из шахмат – наступила тяжелая пора. Сейчас забыли время, когда ни матчи на первенство мира, ни Всемирные Шахматные Олимпиады проводить было некому. Я хорошо помню и это время начала 90-х, и всеобщую панику. Президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов порядок восстановил, и гроссмейстеры вновь зажили относительно комфортно, но на страницы больших газет не вернулись. За редчайшими исключениями. 

Сложилась ситуация, когда с развитием Интернета миллионы людей сутками играют в Сети, появилось поколение выдающихся игроков, но люди далёкие от шахмат никогда о них не слышали, и знают только героев прошлого. Игра уходила всё дальше, компьютеры перетряхнули наследие классиков и стали двигать моду, шахматные сайты разрывались от споров и соплей, но миру до этого не было никакого дела.

Шахматы продолжали жить благодаря меценатам в Европе и США, и большим традициям на постсоветском пространстве. Поднявшаяся с начала века экономика России, подняла вопрос о шахматном престиже страны. На уровень государственной поддержки Игра вышла в Индии, Китае и Турции. Но общая картина оставалась неоднозначной.

Тут очень много разных причин и противоречий. Разобраться у меня вряд ли получится, но я попробую.

Первая, и главная проблема - сами шахматисты. Чтобы выигрывать, они готовы «забить» на всё. Да, цена погружения в глубину бесконечных шахматных вариантов неуклонно растёт, а приход компьютеров в Игру перевёл этот процесс в геометрическую прогрессию. 

Шахматисты могут нелепо и топорно одеваться, не уметь и не хотеть общаться с прессой, не знать самого простого. Варианты, комбинации, позиции – голова топ-гросса забита ими напрочь, на остальное зачастую не хватает места. Эволюция отношений чемпионов со зрителями тоже налицо.   

Четвёртый чемпион мира Александр Алехин (1892-1946) заявлял: Да, я считаю шахматы искусством и беру на себя все те обязанности, которые оно налагает на своих приверженцев».

 Борис Гельфанд, выдающийся гроссмейстер, едва не ставший шахматным королём в 2012 году на вопрос о нескольких быстрых ничьих против Виши Ананда ответил: «Мы играем матч, а не развлекаем зрителей». 

Но Магнус Карлсен в 12 партии этого матча переплюнул всех. Он отказался от игры на победу белыми и даже не показал видимости борьбы. Миллионы людей почувствовали себя обманутыми. Когда в футболе или боксе случается «договорняк», то спортсмены бьются не на жизнь, а зрители никогда не поверят в расписанный сценарий постановки. Гроссмейстеры играли честно, но это тот редкий случай, что лучше бы они договорились.

Чемпиона после выигрыша матча простили. Да, отряд болельщиков у скандинава огромен и они готовы простить кумиру всё. Но напомню слова писателя и диссидента Андрея Синявского: «Мои расхождения с советской властью чисто стилистические». Да, в спорте результат превыше всего, но он не оправдывает любые средства. В своём цинизме Магнус перегнул. Человек он молодой и умный – есть надежда, что больше таких грубых имиджевых ошибок он не повторит. Чемпион мира отвечает не только за себя, но и за многомиллионную шахматную паству. Тем более, что гораздо чаще Карлсен радует.

Вторая проблема – развитие компьютерных игр и приложений. За последние 25 лет технологии преодолели дистанцию большую, чем за 3 предыдущих столетия. А шахматы остались там же, где балет и толстые литературные журналы – в 20 веке. Уверенно шагнули в новую эпоху музеи, театры и выставки, ставшие интерактивными. Жизнь диктует новые требования к шахматам как зрелищу. А развитие новых видов и средств коммуникаций в помощь.

Третье – мир переполнен информацией и конкуренцией. Это особенно хорошо я чувствовал, в московском метро или когда играл на турнирах в Индии и Китае. Людей и развлечений стало больше стократно. Это раньше все смотрели 2 телеканала и знали в лицо всех хоккеистов и юмористов. Сегодня мир разделён на тысячи групп, содружеств, клубов по интересам. И в борьбе за места под солнцем все предлагают новую и самую интересную продукцию. Наша Игра ушла в тень, если не сказать в подполье. Гроссмейстеры, увлечённые старо- и новоиндийской защитой внимания на это не обращают. Вера не щадит своих адептов.   

    И матч в Манхэттене выглядит, как чудесный выход из тупика. Политика вернулась в шахматы – холодный ветер между Россией и Западом, фигура крымчанина Карякина на фоне украинского конфликта, харизматичный, западный чемпион мира, любящий футбол и встречающийся с Гейтсом и Эрдоганом, мощные пиар-команды соперников, раскол болельщиков на два радикальных лагеря. Вся риторика вокруг матча напоминала старые времена, и лишь шахматисты были предельно корректны и уважительны друг к другу. 

О шахматах вновь вспомнили и заговорили вовсю. И очень хочется, чтобы мы снова не пропали из виду на очередные 2 или 22 года. Но для этого шахматистам и организаторам надо что-то делать.

У шахмат есть несомненные козыри: вековая история, традиции, репутация. И несколько тузов в рукаве. Первый – это женские шахматы.  Ни в одном другом виде спорта нет такого количества красивых соперниц. Да, с ними надо работать, как это делают со звёздами шоу-бизнеса, но умные девушки всегда рады учиться. При всей увлечённости предметом, шахматистка по моим наблюдением, почти всегда остаётся девушкой в первую очередь. И грех не использовать столь могучий потенциал sex appeal.

Другой туз – убыстрение контроля игры, развитие быстрых шахмат и блица. Может пора и нам сбросить музейную чопорность и повернуться к людям лицом? Ведь, если честно, кто сегодня будет наблюдать за партией 6 часов? Игра останется качественной и эстетически художественной и при более коротком контроле. Тогда и уровень видеокартинки, и количество классных комментаторов вырастет автоматически. Эмоций больше, а ничьих - меньше! Конечно, роль ФИДЕ в этих процессах велика, но ничто не мешает добровольцам творить революцию снизу. Но общая динамика положительная, и следующий чемпионат мира по быстрым шахматам и блицу состоится в конце декабря в Катаре, соберёт всех сильнейших, включая обоих соперников по матчу.    

Вчера я прилетел в Ташкент и вышел на обед в простую кафешку. Рядом со мной двое мужчин пили коньяк. Из их узбекской речи я разобрал только 3 слова: Карлсен, Карякин, Каспаров.