Карякин, Карлсен, Манхэттен: шахматный суперматч изнутри

Говорят, после того, как Сергею Карякину удалось навязать Магнусу Карлсену борьбу и заслужить звание следующего министра обороны, в Москве шахматы начали показывать в барах. Стоило проехать несколько километров на метро, чтобы убедиться: с расстояния в пару метров чемпионский поединок выглядит еще круче, чем по телевизору.

Краткое введение, которое сделает историю более понятной: с 2012-го года Международная шахматная федерация (та, президент которой общался с инопланетянами и дал дорогу Слуцкому, да) на 10 лет передала права на проведение чемпионских циклов московской компании «Агон Лимитед». Цикл — это два года, в том числе ЧМ по блицу и рапиду (быстрым шахматам) и турнир претендентов, но главное мероприятие — матч за корону, который и привезли в Нью-Йорк де-факто из Москвы. То, что претендентом оказался именно россиянин Карякин — совпадение, хотя и приятное: по-русски говорят не только в офисе турнира, но и вообще везде вокруг него. Второй официальный язык, конечно, норвежский, английский — на уверенном третьем месте. 

1. Карякин и Карлсен играют в своеобразном, но историческом месте — здании бывшего рыбного рынка на улице Фултон, это нижний Манхэттен. Выбирали между ним и Таймс Сквер и, кажется, не ошиблись ни разу: насколько на одном из главных перекрестков мира было бы шумно и суетливо, настолько здесь спокойно и даже камерно. Рыбой на Фултон-стрит перестали торговать 11 лет назад (до этого рынок жил здесь полтора века; нет, запаха не осталось), но ремонт закончили только за пару дней до начала, а монтаж площадки — за несколько часов.

2. Матч занимает верхний этаж здания, разделенный временными конструкциями на несколько зон. Если вы просто любите шахматы, самый простой способ попасть внутрь — заплатить от $75 за входной билет (хотя на самом деле они уже закончились), если считаете, что вам нужно в VIP-зону — $1,200 за один день или $3,000 за весь турнир.

3. Так выглядит главная, если ее так можно назвать, трибуна. Она же — зал для пресс-конференций. Здесь проводят большую часть времени зрители; да, просто следят за игрой по телевизору. Логичный вопрос — где Магнус и Карякин? Они рядом, в нескольких метрах, но в специальной звуконепроницаемой комнате. К ней можно подойти (и чуть ниже мы подойдем).

4. Несмотря на то, что в Нью-Йорке шахматы в барах, скорее всего, найти пока не получится, в целом город в курсе, что на Фултон-стрит происходит нечто большое. За последние две недели о матче написали по фичеру практически все главные газеты, а в журнале «New York», официальном медиа-партнере турнира, заодно отметились слегка провокационной рекламой (обложка — удачное совпадение).

5. С обычным билетом, помимо «трибуны», можно провести время в соседнем холле. Здесь в программе — те же телевизоры с трансляцией, настоящий шахматный магазин (детали ниже), кафе и игровые столики.

6. Так выглядит начало партии со стороны зрителей, многие фиксируют момент на память. Право подвинуть первую пешку за игроков — часть спонсорского пакета, поэтому каждый день в звуконепроницаемую комнату заходят новые люди. Открыл турнир актер Вуди Харрельсон. Его приглашали только на церемонию, но Вуди так понравилось, что в итоге он прорубился в шахматы весь день и пообещал вернуться на финал.

6.jpg

7. Местный шахмаг. Футболки, кофты, шапки — в общем, достаточно много вещей, при помощи которых можно вычислить на танцполе шахматиста.

7.jpg

8. Два самых заметных предложения — официальный набор шахмат (это что-то около $300) и значки с портретами участников ($5). Портреты на турнире заменяют логичные фотографии по странной и смешной причине: когда «Агон» начал работу, оказалось, что у FIDE просто нет нормальных снимков первой сотни гроссмейстеров; поэтому их всех нарисовали. Дополнительный респект отправляется значкам за то, что их сделала опять же российская компания Pinpinpin.it, которая, кажется, умеет насаживать на булавки примерно все — от космической станции до Казимира Малевича.

9. Билеты в VIP-ложу стоят так дорого не потому, что на шахматистов можно посмотреть с эксклюзивного ракурса (хотя и это тоже) — ее продают как B2B-площадку, бизнес-клуб, где серьезные мужчины могут обсуждать дела и заодно посматривать на фигуры. В зависимости от настроения — либо на те, которыми играют Карлсен и Карякин, либо на свои, так как внутри тоже есть несколько столов.

10. Из VIP-зоны к игрокам ведет очень темный коридор. К стеклу нельзя подходить ближе, чем на 3 метра, нельзя использовать вспышку, нельзя громко говорить (хотя изнутри уже жаловались на шум).